ВОСТОЧНЫЕ СЛАВЯНЕ И ВЕЛИКАЯ СТЕПЬ.

Скифы и сарматы.
Готы и гунны.
Анты и авары.
Славяне, хазары и болгары.
Печенеги.
Победа на печенегами.
Торки.

Между Чёрным морем и лесной полосой Русской равнины в древности простирались бескрайние степи. Эти степи были торной дорогой в Европу для воинственных кочевников, орды которых исторгала Азия. Возникали, достигали расцвета и угасали империи, строились и превращались в руины города, появлялись и исчезали в небытие целые народы, а по этому степному пути, проходившему через Северное Причерноморье, с удивительной регулярностью, примерно один раз в полтора-два столетия, прокатывались волна за волной всё новые и новые завоеватели.

Многие кочевые племена пытались задержаться и закрепиться на этих землях. Тогда им приходилось вступать в борьбу с оседлыми жителями пограничья между Лесом и Степью, для которых плодородная земля степей, дававшая им огромные урожаи, была бесценным богатством. Оседлые земледельцы готовы были упорно отстаивать эту пашню. Кочевников пашня не интересовала, но они нуждались в пастбищах. Одна и та же территория в одно и то же время не может быть и пашней, и пастбищем, поэтому извечная борьба земледельца и скотовода за южнорусские степи шла с невиданным ожесточением, порой не на жизнь, а на смерть. Независимо от того, кто побеждал, результат противостояния на протяжении тысячелетий был один и тот же: из глубин Азии приходил новый кочевой народ, со свежими силами обрушивался на своих предшественников, громил и изгонял их. Затем противоборство с оседлыми жителями возобновлялось с новой силой.

Народы, живущие оседло, были, как правило, богаче кочевников, по мнению которых самым лёгким способом приобретения жизненных благ являлся грабёж. Богатства земледельцев, веками накапливавшиеся в их городах, возбуждали зависть у алчной племенной знати кочевников, организовывавшей нападения на оседлые племена. Однако сводить сложные взаимоотношения земледельцев и кочевников Восточной Европы только к военному противоборству было бы неверно. Война степняков и пахарей вовсе не являлась неизбежной или непрерывной. В истории известны длительные периоды вполне мирных и даже дружественных отношений между ними. Более того, живя бок о бок, воюя и мирясь, роднясь и торгуя, земледельцы и кочевники в процессе длительного взаимовлияния вырабатывали новый - евразийский - тип сознания, который вобрал в себя европейские и азиатские черты. Кочевник начал понимать пахаря, а пахарь - кочевника.

СКИФЫ И САРМАТЫ.

Борьба земледельцев и кочевников в степях Юго-Восточной Европы началась в глубокой древности, ещё задолго до того, как здесь появились славяне. Известно, что уже в Х в. до н.э. земледельческие поселения Южного и Среднего Приднепровья были разорены и сожжены загадочным народом кочевников-киммерийцев. Позднее в эти края пришли скифы, длительное время терзавшие набегами своих соседей и даже совершавшие далёкие походы в Центральную Европу.

В V в. до н.э. "отец истории" - древнегреческий учёный Геродот - застал в Северном Причерноморье относительно мирный период. Часть скифов занялась земледелием и стала называться скифами-пахарями, или борисфенитами, остальные скифы остались кочевниками. И те и другие, а также несколько прочих народностей входили в могущественный союз племён, известных как сколоты. В III в. до н.э. скифы и их союзники были разгромлены сарматами - ираноязычными кочевниками, господствовавшими в степях Северного Причерноморья до II в. н.э. Погибли сколотские городища в лесостепи. Земледельцы нескифского происхождения отступили в леса, частично смешавшись с бежавшими на север побеждёнными скифами и с победителями-сарматами.

В первые века нашей эры, судя по древнеримским источникам, на историческую сцену выходят славяне. Они были известны историкам Рима под именем венеды, и сведения о них сохранились предельно скупые, краткие. Некоторые учёные сомневаются в том, что венеды были славянами, другие связывают происхождение славян с остатками разгромленных скифов-пахарей. Ранняя история славян чрезвычайно темна и загадочна, расположение их прародины определено историками весьма приблизительно, почти наугад. Совершенно точно известно только то, что в середине I тыс. н.э. славянские племена уже обитали в степях Юго-Восточной Европы.

В ту эпоху вся Евразия пришла в движение: громадные территории высокоразвитых стран Средиземноморья, которые держала под контролем могущественная Римская империя, после её ослабления стали лёгкой добычей варварских народов, начавших Великое переселение. Европа превратилась в кипящий котёл бесконечных войн. Славяне приняли в них самое активное участие.

ГОТЫ И ГУННЫ.

В IV в. наступило горестное "время Бусово": в Причерноморье пришло древнегерманское племя готов. В дальнейшем готам предстояло сыграть огромную роль в судьбах всей Европы. А пока силу их панцирной конницы испытали на себе славяне. Король готов Амал Винитар вступил в борьбу с восточнославянским союзом актов. Поначалу его усилия не увенчались успехом. Но затем готы всё же подчинили себе антов, хитростью заманив в ловушку и казнив их главу Буса (Божа).

Господство готов продолжалось недолго. Во второй половине IV в. в степи Восточной Европы ворвались многочисленные монгольские и тюркские племена, известные под общим названием гунны.

В письменных источниках не сохранилось сведений о нападении гуннов на славян и борьбе между ними. В настоящее время известно лишь то, что во II-IV вв. на границе со степью были насыпаны оборонительные сооружения против кочевников высотой более 10 м - Змиевы валы. Один из таких валов был сооружён приблизительно в 370 г., как раз в тот период, когда через Северное Причерноморье проходили гунны. Некоторые историки считают, что эти укрепления были возведены славянами и гуннам не удалось прорвать мощную оборонительную линию, хотя южнее валов они, подобно стихийному бедствию, прокатились по степи на запад, сокрушая готов.

АНТЫ И АВАРЫ.

Гуннский союз, заставивший трепетать Европу в течение нескольких десятилетий, распался. Анты заселили причерноморские степи от низовьев Дуная до Приазовья (по другим данным - земли между Днестром и Днепром, вплоть до морского побережья). Здесь их застали новые пришельцы с востока - авары.

Хотя анты и выделялись среди прочих славян своей храбростью, но борьба пеших земледельцев со стремительной конницей кочевников была неравной. Много значило и совершенное по тем временам вооружение врагов, которое давало аварам превосходство над славянами. Кочевники были вооружены мощными дальнобойными луками, длинными копьями и новинкой военной техники - слабо изогнутыми саблями, обладавшими высокими боевыми качествами. Кроме того, авары использовали стремена, что придавало всадникам большую устойчивость в ближнем бою. Широко применяли они и металлическое защитное вооружение - панцири и шлемы.

О результатах войны славян с аварами известно мало; для славян исход её был печальным. И всё же, несмотря на поражения, видимо, не все анты были покорены. Пришельцами был образован Аварский каганат - мощное государство, во главе которого стоял государь - каган. Однако даже во второй половине VI в., в период наибольшего могущества Аварского каганата, славянские вожди пользовались значительной свободой.

Часть славянских племён была вовлечена новыми завоевателями в походы против Византии в роли зависимых союзников. Временами славяне составляли существенную часть аварского войска. По приказу кагана они сооружали переправы, строили метательные машины, участвовали в осаде Константинополя в 626 г. В то же время авары вели двуличную политику по отношению к славянам, предавая их интересы при переговорах с греками, всячески стремясь ослабить их влияние.

Отдельные племена славян в западной части Причерноморья были полностью порабощены. Они платили дань, составлявшую половину урожая, и жестоко страдали от насилий завоевателей, ежегодно направлявших на зимовку в подвластные районы свои отряды. В народных преданиях сохранились сведения о жестокостях аваров по отношению к славянскому союзу племён, именовавшемуся дулебами: авары впрягали в повозки вместо волов или лошадей дулебских женщин. Ответом была непрекращающаяся война славян с угнетателями. Их сопротивление подтачивало силы Аварского каганата и стало важной причиной его постепенного упадка и гибели.

СЛАВЯНЕ, ХАЗАРЫ И БОЛГАРЫ.

VII-VIII столетия были временем продвижения восточных славян в глубь степи, в юго-восточном направлении от Среднего Поднепровья. Благоприятная военно-политическая обстановка позволила славянам заселить пойму Дона, выйти к морю в устьях Южного Буга, Днестра и Дуная. Славянам удалось оттеснить мадьяр (угров) и болгар (тюрков), сменивших аваров в степях к западу от Дона.

Однако борьба со степняками была крайне тяжёлой. Не случайно в те времена в степной зоне строились хорошо укреплённые славянские поселения в труднодоступных местах. Часть славянских земель попала под власть Хазарского каганата - мощного полукочевого государства, возникшего во второй половине VII в. на Северном Кавказе и быстро расширявшего свои границы. Тем не менее арабские и персидские источники неоднократно называют Дон славянской рекой. Хазары вели долгие и тяжёлые войны с арабами. Историк ат-Табари в своём знаменитом сочинении "История посланников и царей" пишет об успешном походе арабского полководца Марвана в 739 г. в глубь владений хазарского кагана, "на славянскую реку", о том, как арабы истребили множество славян и разрушили 20 тыс. их жилищ.

Гнёт хазарского кагана, обосновавшегося далеко на Волге, при всей его обременительности защищал славян, живших в степной полосе, от других кочевников (мадьяр и болгар).

Иначе относились к хазарам поляне (сильный племенной союз приднепровских славян), уже создавшие к тому времени своё государство с центром в Киеве и находившиеся на окраине подвластных хазарам территорий. Летописи донесли до наших дней легенду о том, что поляне платили хазарам дань мечами. Эта легенда отразила разоружение ещё не до конца покорённого племени. Поляне, а также некоторые другие восточнославянские союзы племён (северяне, радимичи и вятичи) платили хазарскому кагану немалую дань - по шэлэгу (шелягу) "от дыма", т.е. по серебряной монете от двора. В то же время обеспечить защиту своих данников от нападений болгар хазары были не в состоянии.

В одном из персидских источников того времени по этому поводу сказано: "Внутренняя Болгария находится в состоянии постоянной войны со всей Русью". В VII-VIII вв. тюрко-болгары занимали огромные пространства в степях Юго-Восточной Европы. Хазары нанесли им сокрушительное поражение, в результате которого их государство - Великая Болгария - распалось, а значительная часть болгар ушла на Балканы и в Среднее Поволжье. Тем не менее они были известны как "народ храбрый, воинственный, внушающий ужас" и хорошо вооружённый. Поэтому борьба с ними была в то время одной из главных задач набиравшей силу Киевской державы. Одна из летописей сообщает о гибели "от болгар" в 872 г. сына знаменитого киевского князя Аскольда - "прегордого кагана русов", угрожавшего походами Константинополю. Болгары не были столь сильны, чтобы представлять опасность для существования Киевского государства, но из-за Волги уже надвигалась новая опасность.

ПЕЧЕНЕГИ.

В 875 г., как сказано в летописи, Аскольд "избиша множество печенег". Это многочисленное тюркское племя, пришедшее из Средней Азии, было вытеснено оттуда более сильными соседями - гузами и кипчаками. Печенеги обошли с севера владения хазар и заполонили причерноморские степи, где славянские поселения оказались маленькими островками в кочевой стихии. Под давлением новых пришельцев на запад, к Карпатам, двинулись угры - мадьяры. Проходя мимо Киева, они разбили полян и заставили их "сесть" в осаду. Тем не менее заключённый с мадьярами мир оказался необычайно прочным и как военный союз сохранялся около трёх веков. Болгары же ушли на север, основав у слияния Волги и Камы своё новое государство - Волжскую Булгарию. Там они снова оказались в зависимости от хазар. Стремясь ослабить её, болгары (булгары) приняли ислам в отличие от верхушки хазарского общества, исповедовавшей иудаизм.

Многочисленная и воинственная печенежская орда стала серьёзной опасностью для соседей. Но поражение, нанесённое им Аскольдом, печенеги запомнили надолго и на Русь больше не нападали, ища себе добычу на Балканах. Более того, историки предполагают, что их отношения с Киевской державой приобрели форму постоянного военного союза.

По давней традиции целые поколения историков изображали кочевников "бичом Божьим" для Руси, распространяя на киевские времена враждебное отношение, которое гораздо позднее сложилось у русских к Золотой Орде и Крымскому ханству. Современные учёные полагают, что всё было намного сложнее. Недаром арабский историк ибн Хаукаль писал о печенегах: "Они - "шип" в руках киевских владык". А в древнерусской летописи "Повесть временных лет" сказано о том, что в 915 г. печенеги приходили на Русь заключать мир. Через пять лет киевский князь Игорь по неизвестным причинам нарушил его и совершил поход на печенегов. После этого летопись не упоминает о них почти четверть века, что скорее всего говорит о мирных отношениях кочевников и земледельцев. Впоследствии печенеги дважды выступали как союзники Руси. Например, в 944 г. князь Игорь нанял их конницу, отправляясь в поход на Константинополь. Позже печенеги участвовали в балканских походах Святослава.

Однако в 968 г. печенеги, подкупленные византийским золотом, впервые со времён Аскольда напали на Русь и осадили Киев. Князь Святослав был в то время с войском в Болгарии. Печенеги пришли с огромной ратью - "в силе великой", как сказано в летописи, и город едва не сдался. Киевлян выручило войско русского воеводы Претича, принятое кочевниками за авангард Святослава. Было заключено перемирие, и русский воевода пожал руку "князю" печенегов. Вожди, как равные, обменялись оружием. Подошедший со своим войском Святослав окончательно изгнал печенегов из русских пределов. Когда по окончании своего последнего похода Святослав возвращался из Болгарии на Русь, на днепровских порогах его подстерёг и убил печенежский "князь" Куря, что было сделано по заказу Византии, враждовавшей тогда с Русью. В целом роль печенегов во время походов Святослава была двойственной: некоторые из них мешали военным действиям Святослава, другие сами в них участвовали. Но убийство киевского князя не могло не осложнить русско-печенежских отношений.

Разрыв произошёл не сразу. Ярополк, старший сын Святослава, вероятно, из-за непрочности своего положения (он долго и неудачно боролся за отцовский престол) поддерживал контакты с печенегами. Иначе повёл себя выросший на севере, в Новгороде, князь Владимир, который видел в соседях-кочевниках убийц отца и союзников брата-недруга.

Чтобы обезопасить население пограничных областей, по притокам Днепра - Ирпени, Стугне, Трубежу, Суде - была построена сеть городков-крепостей с гарнизонами, состоявшими из воинов разных земель Руси. Киевское государство использовало все возможности, чтобы отгородиться от своих недавних союзников, но развернувшаяся тяжёлая борьба с ними долго не приводила к успешным результатам.

В отношениях Владимира с печенегами прослеживаются три этапа. Несмотря на набеги кочевников, Владимир в первые годы своего правления был занят войнами с поляками, вятичами, радимичами и болгарами. На южной границе русские держали пассивную оборону. По некоторым данным, Владимир даже нанимал печенегов для похода на болгар.

Но в 90-е гг. Х в. печенеги стали главным и очень опасным противником Руси. В 993 г. Владимир разбил их на реке Трубеже, но в 996 г. потерпел сокрушительное поражение под Василёвом. Князь едва ушёл от преследования, спрятавшись под мост, где, вероятно, пережил несколько ужасных часов, поскольку именно тогда дал обет в случае спасения построить в Василёве каменную церковь. Весь следующий год "была рать без переступу" - военные действия шли непрерывно. Но сил южнорусских земель не хватало для отражения степняков, уже привыкших считать Русь объектом грабежа. Владимир вынужден был отправиться в Новгород за подкреплением. В его отсутствие печенеги испепелили окрестности Киева и ближайших к нему городов. Всё лето русские отсиживались в крепостях. В поле хозяйничали кочевники. Летопись упоминает, что они едва не захватили Белгород; затем известия о печенегах исчезают с её страниц на целых 15 лет.

Характерно, что отношения с печенегами обострились именно в 90-е гг. Х в., т.е. после принятия Русью христианства. Известна истовость веры новообращённого князя Владимира и тем более - ревностное отношение к христианству его сына Ярослава. С одной стороны, в тот период улучшению отношений со Степью могла помешать новая религия киевских правителей, воспринимавших теперь кочевников как "поганых" (язычников) - врагов истинной веры. С другой стороны, тишину, наступившую после многих лет вражды, можно объяснить попыткой обращения в христианство печенегов. Примерно в 1008 г. епископ-миссионер Бруно из Германии был радушно принят Владимиром и препровождён к печенегам. Епископ, отправляясь к язычникам, обещал помочь Владимиру восстановить с ними добрые отношения. Печенеги согласились, но по своему обыкновению потребовали заложника. Им стал один из сыновей Владимира, дальнейшая судьба которого неизвестна.

После смерти Владимира печенеги приняли активное участие в междуусобной борьбе этого князя, поддерживая Святополка Окаянного против его брата Ярослава. Они участвовали в решающей битве под Любечем в 1016 г. Входили они и в войско польского короля Болеслава Храброго, который захватил Киев в 1018 г., воспользовавшись борьбой братьев. На следующий год на реке Альте в грандиозной битве, каких на Руси ещё не бывало, печенеги были разбиты наголову и вновь надолго исчезли из поля зрения летописцев.

В 1032 г. Ярослав начал "ставити городы по Роси" и заселять пленными поляками эти укреплённые против Степи пункты. Открытой войны ещё не было, но отношения были испорчены, и оправившиеся после поражения на Альте печенеги снова стали набирать силу и вскоре представляли уже серьёзную опасность. А разговаривать с язычниками иначе как языком оружия "мудрый" Ярослав не умел или, скорее, не хотел.

ПОБЕДА НАД ПЕЧЕНЕГАМИ.

Нападение печенегов на русскую землю произошло в год смерти черниговского и тмутараканского князя Мстислава Владимировича. Этого былинного воителя печенеги наверняка боялись куда больше, чем не блиставшего воинскими талантами Ярослава. В 1036 г., когда великий князь киевский находился в Новгороде, до него дошла весть о том, что Киев осаждён степняками. С большим войском из варягов и новгородцев Ярослав поспешил на юг. Печенегов было бесчисленное множество, но это не остановило воинов князя, объединившихся с ополчениями южных городов. Грандиозное побоище, в котором, по-видимому, приняли участие большая часть печенежских родов и основная часть военной силы Руси, длилось с раннего утра до позднего вечера. Победа русских была полной и окончательной. Остатки разгромленных печенежских ратей обратились в беспорядочное паническое бегство. Отогнанные далеко от русских рубежей, они рассеялись по степи и перестали угрожать Руси. Часть печенегов ушла на запад, к границам Византии, другие попали в зависимость к новым ордам степняков, подступивших с востока.

Русь окончательно победила в долгой и невероятно изнурительной войне с печенегами, но потери её были слишком велики. Под постоянной печенежской угрозой находились важные торговые пути в страны Причерноморья и Прикаспия. На длительное время были потеряны тучные степные чернозёмные земли.

ТОРКИ.

В 1054 г. Ярослав умер, поделив Русь между пятью сыновьями, а уже через год печенегов у русских границ сменили торки (гузы) - выходцы из Приаралья. Ранее они дважды выступали союзниками киевских князей, когда те воевали на Волге против хазар. Теперь под давлением более многочисленных соседей торки вынуждены были отступать на запад, пока не оказались вплотную притиснутыми к русской границе. Так сам кочевой образ жизни превратил их в потенциальных врагов Руси.

Зимой 1055 г. переяславский князь Всеволод Ярославич был вынужден выйти с войском к дальнему городку Воиню против торков и, по сведениям летописи, победил их. Неизвестно, действительно ли кочевники напали на город и что именно заставило князя отправиться к своей самой дальней заставе. Ясно одно: силы торков были невелики. В следующей строке летописи впервые упоминаются половцы (кипчаки): они пришли в Переяславль, заключили мир, хотя ещё не имели общей границы с Русью, а затем отправились восвояси. Зачем они приходили? Скорее всего переяславский князь понадобился им как союзник против торков, зажатых между "молотом" кипчаков и русской "наковальней".

Через пять лет (в 1060 г.) трое старших наследников Ярослава Мудрого, установивших контроль над всей Русью, позвали на подмогу полоцкого князя Всеслава, собрали войска со всех русских земель и совершили поход на торков.

Кочевники не приняли боя и бежали. События происходили поздней осенью, что привело к массовой гибели торков от голода и холода. Этот поход русских князей мог быть вызван выполнением союзнических обязательств перед половцами. Но, возможно, причина его была иной. Сами торки не желали покоряться ни половцам, ни русским. Но их покорение могло усилить одну из сторон. Не желая этого, Ярославичи сочли более удобным разгромить торков, силой решив серьёзную внешнеполитическую проблему.

Разгромленные остатки этого кочевого народа дорогой печенегов бежали на запад и перешли Дунай; одни поселились в Македонии, другие нашли приют у короля венгров. Часть их подчинилась половцам. Но многие роды торков признали власть Руси и остались жить в пределах Переяславского княжества, а также по реке Рось, где был основан центр их поселений - город Торческ. Впоследствии торкам было суждено сыграть значительную роль в обороне южных границ Древнерусского государства от той страшной опасности, которая уже вплотную подступила к ним в лице грозных половецких ратей.

* * *

Противостояние натиску кочевников в общегосударственном масштабе подняло роль Киева как центра единения всех русских сил. В целом борьба с кочевниками (особенно с печенегами) объединила восточнославянские племена в древнерусскую народность, позволила сосредоточить в руках киевского князя огромные военные силы и власть над славянским и угро-финским населением державы. Отряды пограничных крепостей усиливали мощь великого князя как монарха, они же стали и первыми "русскими людьми", жившими не узкими, племенными, а государственными интересами. Можно сказать, что Древнерусское государство - "империя Рюриковичей" - сложилось в борьбе с внешними врагами, а позже превратилось поистине в "форму выживания" в той схватке со Степью, которая ещё предстояла.

Постоянная угроза со стороны кочевников оказала противоречивое влияние на историческое развитие восточных славян. С одной стороны, она способствовала созданию у них государства, а с другой - обусловила сохранение в течение сотен лет примитивного общественного строя, при котором управление всей огромной страной было сосредоточено в руках великого князя и его дружины. Вследствие непрерывной (с конца Х в.) опасности вторжения с юга каждый мужчина на Руси был вооружён. Ношение оружия в эпоху средневековья было символом личной свободы, ибо, как пишет современный историк И.Я.Фроянов, вооружённый пахарь - "плохой объект для эксплуатации".